«Сирийский экспресс» дышит на ладан

Сирийский экспресс дышит на ладан

В последние недели интенсивность боевых действий в Сирии резко возросла. Заканчивается битва за крупнейший узел сопротивления террористов город Дейр эз-Зор. Армия президента Башара Асада и ее союзники в этой войне форсировали реку Евфрат и завязали бои за хорошо подготовленные полевые укрепления врага на ее левом берегу.

Естественно, все происходит при живейшем участии группировки российских ВКС, базирующихся на авиабазе Хмеймим. В подтверждение этого начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской еще 21 августа заявил: «Интенсивность применения российской авиации увеличена до 60−70 боевых вылетов в сутки. ВКС России в круглосуточном режиме осуществляют воздушную разведку, выявление и уничтожение бронетехники игиловцев *, пикапов с тяжелым вооружением и автомобильных колонн с боеприпасами».

И все, вроде бы, в этой стране у нас и у Асада складывается попросту замечательно. Но появились и тревожащие сведения. Весьма похоже, что у нас нарастают серьезные трудности в тыловом обеспечении участвующей в сражении российской группировки.

Ведь что такое 60−70 боевых вылетов в сутки? Считайте: боевая нагрузка фронтового бомбардировщика Су-34 (судя по спутниковым снимкам, таковых в Сирии на конец августа было шесть) — порядка 12 тонн. Его старшего собрата Су-24 (их в тот же этап на авиабазе было восемь) — 7 тонн. Штурмовика Су-25 (их на упомянутом снимке в тот день насчитывалось два) — возле 4,5 тонны.

Не будем мелочиться и считать, сколько снарядов, ракет и бомб ежедневно поднимают в воздух наши истребители и вертолеты огневой поддержки (а судя по словам генерал-полковника Рудского, и эти боевые машины всякий один перед вылетом тоже «грузят» под завязку). Попросту учтем, что с авиабазы еще работают, будто минимум, пять истребителей Су-27 и Су-35, а также четверка Су-30. В середине сентября, в разгар боев за Дейр эз-Зор, в открытой печати появились сведения, что на аэродром Хмеймим на усиление группировки и для испытаний в боевых условиях дополнительно переброшена четверка новейших МиГ-29СМТ. И они, разумеется, тоже не задерживаются на земле.

И топливо на авиабазе в эти дни, без сомнения, льется рекой. Чтоб не утомлять вас цифрами, упомяну лишь, что емкость внутренних баков, скажем, каждого Су-34 — 12100 килограммов. Разумеется, воздушное пространство Сирии относительно невелико и вряд ли любой вылет требует полной заправки самолетов. Но все равно понятно: и ежесуточный расход горючего группировкой огромен.

А ведь боеприпасы и топливо — это не все. Необходимо огромное число продовольствия (в том числе и на гуманитарную поддержка местному населению), медикаменты, запасные части к технике. Этот список можно продолжать и продолжать, он просто огромен.

Если суммировать — выговор наверняка идет о расходовании многих тысяч тонн различных грузов ежемесячно. И вот будто это все гарантировать тыловикам? Что-то, наверное, они за месяцы сравнительного затишья на фронте подкопили к началу операции. Но если этак воевать второй месяц, а то и больше — никаких материальных резервов не хватит. Потому, конечно, многое в Хмеймим в эти дни доставляется из России. Стало быть, между Сирией и нашей страной в эти дни особливо бесперебойно должен трудиться надежнейший транспортный «мост». А вот будто раз с этим, похоже, с каждым днем нарастают проблемы.

Первым делом обратим внимание, что в небе Сирии совсем неслучайно вдруг стало очень тесно от наших военно-транспортных и пассажирских самолетов. Лишь 17 сентября на аэродром Хмеймим прибыли два Ил76МД и гигантский Ан-124 «Руслан». Вслед на посадку зашел Ту-154Б-2.

Увы, летать летчикам российской ВТА за три моря приходится не от хорошей жизни. Судя по всему, в нынешнем году случилось то, что давно предсказывала «Свободная пресса»: начал выдыхаться «Сирийский экспресс», два года проработавший на пределе возможностей.

Напомню, выговор главным образом идет о давно ставших регулярными рейсах больших десантных кораблей (БДК) ВМФ РФ, на плечи которых и легла основная тяжесть обеспечения бесперебойного тылового снабжения группировки ВКС в Сирии. Поскольку кораблей такого класса у нас совсем недостаточно, Главному командованию Военно-Морского флота пришлось собственные сусеки выскрести буквально до донышка. Для снабженческих рейсов между сирийским портом Тартус, где расположен наш 720-й пункт материально-технического снабжения, и Новороссийском (Севастополем) были привлечены все находившиеся в исправности БДК не только с Черного моря, но также с Балтики и Севера. Более того. В 2015 году «Ослябю» и «Адмирала Невельского» пришлось гнать в Средиземное море аж с Тихого океана.

Важно!  Региональная политика России: дискуссионные вопросы современного этапа развития

Чтоб хотя бы приблизительно оценить возможности «Сирийского экспресса» по переброске грузов, надобно иметь в виду, что на сегодня в составе четырех наших флотов осталось считанное число БДК — двенадцать единиц проекта 775 (построенные в Польше с 1974 по 1985 годы «Азов», «Королев», «Ямал», «Новочеркасск», «Цезарь Куников» и другие) и три более старых корабля проекта 1171 «Тапир» (пример — БДК «Николай Фильченков», которому в декабре 2017 года стукнет 42 года). Вот этим сильно битым молью и морской волной ветеранам и приходится вытаскивать на своих палубах и в трюмах главную тяжесть обеспечения российского участия в сирийской войне.

Существуют разные варианты их загрузки. Но определенное понятие, на мой взгляд, дают такие цифры: одинешенек БДК проекта 775 способен одновр/еменно перевозить до 12 танков, батальон морской пехоты и 500 тонн различного груза. «Тапиры» более грузоподъемные: до 20 основных боевых танков или 45 БТР и 300−400 человек десанта. На борт они готовы принимать до 1000 тонн грузов.

Сейчас прикиньте, много или немного можно доставить одним рейсом в сравнении с тем, что расходует наша группировка в последние месяцы? Да и раньше расходовала? Не капля в море, разумеется, но явно недостаточно. Однако дополнительных БДК взять было негде. Собственно поэтому Минобороны РФ пришлось отовсюду промышлять абсолютно гражданские суда самого различного назначения и срочно переделывать их в военные. Этак в составе «Сирийского экспресса» в 2015 году появились «Двиница-50», «Кызыл-60», «Вологда-50». В прежней жизни — старые турецкие сухогрузы, почитай отработавшие свой столетие, но по дешевке и от великой нужды купленные Россией. Все они отныне гордо именуются военными транспортами и совершенно безоружными включены в 205-й отряд судов обеспечения Черноморского флота. Суда которого ходят под Андреевским флагом, но экипажи укомплектованы гражданскими специалистами.

Похожие новости  Цензура на марше: совет при Минкульте оценит фильм «Смерть Сталина»

Вскоре к ним присоединился военный транспорт «Казань-60». В девичестве — украинский сухогруз «Георгий Агафонов» класса «река-море», построенный в 1987 году и прежде плававший в составе Дунайского речного пароходства. Дудки-нет, никто в Киеве «стране-агрессору торговать судно и не думал. Его вначале украинцы чрез фиктивную фирму-«прокладку» «толканули» подобный серьезной океанской державе, будто Монголия. А уж оттуда, не мешкая и не покидая причала, «Георгий Агафонов» перебрался в нашу страну. И груженный под завязку новоявленный военный транспорт «Казань-60» тоже принялся сновать между Тартусом и Севастополем.

В том же году «Сирийский экспресс» пополнил прошедший модернизацию большенный морской сухогрузный транспорт специального назначения «Яуза» 12-го Главного управления Минобороны РФ. Годом позже — приобретенные у Греции контейнеровозы «Спарта-1», «Спарта-2» и «Спарта-3». В месяцы «пиковой» нагрузки чрез Тартус стало протекать до 100 тысяч тонн различных грузов. Чтоб своевременно доставлять их на аэродром Хмеймим, осенью 2016 года между российской авиабазой и сирийским портом российские специалисты проложили железную дорогу.

И вот сейчас эта с таким трудом налаженная магистраль все чаще простаивает. Отчего? Вот новая порция цифр. В конце 2015-начале 2016 года, на «пике» этой работы, военные транспорты и БДК совершали порядка 30 рейсов в Тартус ежеквартально. А что ныне, когда не стихает канонада возле Евфрата?

Важно!  Три года назад Путиным провозглашена мишень на воссоединение исторической России

Обратимся к специализированному турецкому сайту Turkishnavy.net, на котором скрупулезно фиксируются все проходы любых военных кораблей и судов чрез пролив Босфор из Черного моря в Средиземное и обратно. И вот какая любопытная полотно получается.

В январе 2017-го «Сирийский экспресс» еще работал будет активно: через проливную зону в Тартус прошли шесть наших БДК. Тот же линия проделали транспорты «Двиница-50» и «Кызыл-60».

Февраль — пять БДК и однажды «Двиница-50».

Март — тоже пять БДК, транспортов — ноль.

Апрель — опять пять БДК и «Двиница-50».

Май — шесть БДК и ноль транспортов.

Июнь — одинешенек БДК и ноль транспортов.

Июль — два БДК, транспорты «Двиница-50» и «Кызыл-60».

Август — одинешенек БДК и транспорт «Двиница-50».

Сентябрь — по состоянию на 13-е число ни одного прохода Босфора не зафиксировано.

Таким образом, «Сирийский экспресс» практически встал. И это в разгар ожесточенных боев! Стоит ли изумляться, что на аэродром Хмеймим вынужденно и задорого зачастили «Русланы» и Ил-76? А что еще остается Министерству обороны России? Будто снабжать группировку?

Но куда же подевались российские БДК и спешно приобретенные военные транспорты? Доля больших десантных кораблей пришлось занять другими делами, поскольку угрозы нашей стране, к сожалению, одной Сирией не исчерпываются. Так, три таких корабля Северного флота («Кондопога», «Георгий Победоносец» и «Александр Отраковский») в августе нынешнего года совместно с большим противолодочным кораблем «Североморск» отрабатывали задачи в восточной Арктике.

Доля не в силах выйти в море. Будто, скажем, большой десантный корабль «Ослябя» (ТОФ) на котором, по данным РИА VladNews, в июне случилась авария, взорвалась носовая 57-мм артустановка АК-725. Никто не пострадал, но орудие пришлось демонтировать. Истина, пресс-служба Тихоокеанского флота тогда же этот факт официально опровергла. Но как тогда разъяснить, что именно носовая артустановка на корабле нынче демонтирована?

Что касается военных транспортов, то по их сегодняшнему техническому состоянию в прессе сообщений дудки. Однако можно предположить, что оно не лучшее, поскольку второпях мы, видимо, покупали открытый лом. Чему подтверждение скандал с «Двиницей-50», случившийся сразу же после подъема на судне Андреевского флага.

По сообщению газеты «Военно-индустриальный курьер» в августе 2016 года «в ходе приема «Двиницы-50» констатировалось, что ее полный срок службы (30 лет) истек в июне 2015-го. На судне не было отчетной документации по последним ремонтам и обслуживанию, формуляров на главный двигатель и вспомогательные механизмы, комплекта ЗИП. Требовался перевод на русский стиль инструкций по эксплуатации основного оборудования и механизмов. В плачевном состоянии находились средства навигации. По данным источника, пеленгаторные репитеры были в наличии, но по назначению не использовались столь долго, что покрылись ржавчиной. Отсутствовали электронная навигационно-информационная система и лаг, из эксплуатационной документации имелась лишь инструкция по эхолоту (на английском языке). Однако чьим-то волевым решением корабль было принято в состав ВМФ «по фактическому состоянию».

Тем не менее, лишь этот транспорт да еще изредка «Кызыл-60» по сию пору еще вопреки обстоятельствам все же пробираются в Тартус.

Потому вся надежда в Сирии — на военно-транспортные самолеты. Лишь с ними у России, будто известно, тоже беда. Немного их и старые они. Будто и наши трудяги-БДК.

А в это пора

5 сентября БДК «Александр Отраковский» спешно покинул отряд боевых кораблей, в составе которого с 10 августа выполнял задачи в Карском море, и взял курс на Североморск. Пробыв в главной базе Северного флота лишь несколько дней, 13 сентября экипаж опять вышел в дальний поход. На сей раз — в Атлантику.

Можно предположить, что скоро «Александр Отраковский» в очередной один войдет в состав испытывающего серьезные трудности «Сирийского экспресса».

Ключ: svpressa.ru

Читайте также:

Загрузка…

Новостной портал

Добавить комментарий