Александр ii, император и охотник

Содержание

  • 1 том (1896 год): «Великокняжеская и царская охота на Руси с X по XVI век». Том содержит любопытные сведения о Великих князьях Киевской Руси, о московских Великих князьях и царях от Ивана Калиты до Фёдора Никитича Романова, равно как и о князьях Новгородских, Черниговских, Галицких и Волынских.
  • 2 том (1898 год): «Царская охота на Руси царей Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича. XVII век». Дана общая характеристика царских охот в смутное время до царя Михаила Фёдоровича, общая состояние государства при вступлении на престол царя Михаила Фёдоровича, общая характеристика Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича как охотников.
  • 3 том (1902 год): «Царская и императорская охота на Руси. Конец XVII и XVIII век». Охватывает период от восхождения на престол Фёдора Алексеевича и до императора Павла I (конец XVII — XVIII век.). После Алексея Фёдоровича царская охота пришла в упадок, потому что ни царь, ни его сыновья не были охотниками. Пётр Великий совсем её уничтожил, зачислив в свои потешные войска почти всю охотничью обслугу (270 человек из 300).
  • 4 том (1911 год): «Императорская охота на Руси. Конец XVIII и XIX век». Посвящён насыщенному событиями периоду царствования Павла I, Александра I, Николая I и Александра II.

Содержание

  • 1 том (1896 год): «Великокняжеская и царская охота на Руси с X по XVI век». Том содержит любопытные сведения о Великих князьях Киевской Руси, о московских Великих князьях и царях от Ивана Калиты до Фёдора Никитича Романова, равно как и о князьях Новгородских, Черниговских, Галицких и Волынских.
  • 2 том (1898 год): «Царская охота на Руси царей Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича. XVII век». Дана общая характеристика царских охот в смутное время до царя Михаила Фёдоровича, общая состояние государства при вступлении на престол царя Михаила Фёдоровича, общая характеристика Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича как охотников.
  • 3 том (1902 год): «Царская и императорская охота на Руси. Конец XVII и XVIII век». Охватывает период от восхождения на престол Фёдора Алексеевича и до императора Павла I (конец XVII — XVIII век.). После Алексея Фёдоровича царская охота пришла в упадок, потому что ни царь, ни его сыновья не были охотниками. Пётр Великий совсем её уничтожил, зачислив в свои потешные войска почти всю охотничью обслугу (270 человек из 300).
  • 4 том (1911 год): «Императорская охота на Руси. Конец XVIII и XIX век». Посвящён насыщенному событиями периоду царствования Павла I, Александра I, Николая I и Александра II.

Содержание

Заголовки для www.царские-охотники.рф

Веб-сервер

Информация о дата-центре
Время загрузки веб-сервера составляет 0.20 секунды
McHost.Ru
AS35415 Webazilla B.V.
Moscow
Moscow City
Russian Federation
55.7522, 37.6156
Серверами доменных имён являются ns4.mchost.ru (178.62.121.31), ns2.mchost.ru (92.222.67.101), ns1.mchost.ru (178.208.73.21), ns3.mchost.ru (91.134.50.205). ИП адрес сайта 178.208.83.32
ИП: 178.208.83.32
Тип сервера: nginx
Кодировка: UTF-8
ПИНГ www.царские-охотники.рф (178.208.83.32) Размер пакета составляет 35 байт.
35 байт для 178.208.83.32: seq_num=1 TTL=71 25.4 мс
35 байт для 178.208.83.32: seq_num=2 TTL=71 26.1 мс
35 байт для 178.208.83.32: seq_num=3 TTL=71 26.1 мс
— www.царские-охотники.рф результаты пинга —
4 запроса отправлено, 4 пакета получено, 0 потеряно (0% потерь)
Средний пинг до сервера составляет 19.4 мс, и среднее время загрузки сайта 0.20 секунды.
Конфигурация веб-сервера
Допустимые границы: bytes
Длинна содержания: 41767
Тип содержания: text/html
Дата: Wed, 29 Mar 2017 07:22:20 GMT
Последние изменения: Mon, 18 May 2015 20:18:05 GMT
Веб-сервер: nginx
Разное: +
Е-тэг: +
П3П:
Добавление куки:
Содержание MD5:
Штифты открытого ключа:

Данные являются приблизительными*
Последнее обновление: 05.04.2017 21:19:35

Устав по соколиной охоте и голубиный налог

Алексей Михайлович сам разработал и написал «Урядник сокольничьего пути», где были собраны правила и виды проведения птичьей охоты. Она быстро распространилась среди бояр и дворян, которые подражали царю во всём. Нередко царь даже организовывал мини-охоты, на которые приглашал приближённых.

Соколам сапсанам, кречетам и ястребам нужно было хорошо питаться, а для этого им нужно было птичье мясо. Для обеспечения любимых хищных птиц кормом Алексей Михайлович ввёл голубиную повинность. Каждый селянин должен был сдавать со своего двора по паре голубей. Для них был организован отдельный Голубиный двор, откуда птицы отправлялись к хищникам.

Изготовление царских трофеев

После завершения торжественной части туши попадали к таксидермисту. В течение пары дней тот занимался изготовлением царских трофеев — у отделенных черепов ювелирно срезал рога с частью лобной кости. После оформлял их на медальоны, которые, кстати, были определенной формы под каждого зверя. На медальоне или лобовой кости подписывалась дата охоты и имя добытчика. Когда трофей был готов, охотник по желанию забирал его с собой или оставлял. В последнем случае рога становились украшением комнат дворца либо дарились Академии наук Санкт-Петербурга. С собой трофеи забирали, как правило, гости из-за границы.

Небольшую часть добытого мяса забирал царский повар, а остальное отдавали крестьянам.

За одну царскую охоту, которая продолжалась около двух недель, выбивались десятки животных. И чтобы популяцию зверей не истребить полностью, охоты проводились раз в три года.

Как проходила царская соколиная охота

Алексей Тишайший негодовал, когда его отрывали от охоты. Поэтому в тот день, когда царь выезжал со своими птицами, ворота Кремля для просителей закрывались. Вместе с царём на охоту уезжала и вся его свита, в том числе охранники, повара, охотники и сокольничие. Нередко число отправившихся на соколиную охоту с царём достигало нескольких тысяч человек.

Чаще всего царь выезжал на соколиную охоту за город, особенно ему нравилось охотиться в усадьбе Коломенское. Туда он брал с собой своих сыновей Фёдора и Петра. Нередко составляли им компанию и жена царя Елизавета, разделявшая увлечение мужа.

Царская охота была и поводом принарядиться. Сокольники облачались в красные с золотом кафтаны, а на руках у них были специальные перчатки, украшенные драгоценными камнями. Впереди группы сокольников шёл так же празднично и нарядно одетый русский царь. Соколиная охота начиналась по его отмашке. Но перед этим хищных птиц тоже наряжали. Специально для них изготавливали нагрудники и нахвостники, шапочка, закрывавшая птицам глаза, была украшена золотыми нитями, а корд свивали из нитей с позолотой.

«Царь Алексей Михайлович с боярами на соколиной охоте близ Москвы». Н. Сверчков

«Охота в Беловежской Пуще» (1861 год)

Беловежская Пуща — территория площадью 1076 км2, традиционно изобилующая живностью: зубрами, лосями, кабанами, рябчиками, тетеревами, — была присоединена к Российской империи в 1794 году после третьего раздела Польши. В 1803­м Пуща получила статус царского заказника, а в 1831­м к ней присоединили Свислочскую дачу, конфискованную у польского дворянина Тышкевича за участие в антироссийском восстании.

Однако настоящая большая царская охота пришла в Беловежскую Пущу только осенью 1860 года и была приурочена к важным для России переговорам с Австрией и Пруссией. Сегодня подобное мероприятие назвали бы «встречей без галстуков».

Титульный лист и одна из полос издания

В ночь с 5 на 6 октября 1860 года в Беловежскую Пущу прибыли император Александр II, герцог Саксен­Веймарский, принцы Карл и Альберт Прусские и их многочисленная свита.

6 октября, на рассвете, по сигналу Александра II загонщики погнали зверей к линии огня. Выстрелы не смолкали до 4 часов вечера. В этот день было убито 44 зверя, в том числе 16 зубров и четыре кабана. Добычу императора составили 4 зубра и кабан. Вечером хозяин и гости обедали под музыку в исполнении оркестра Великолуцкого пехотного полка.

Охота в Беловежской Пуще. СПб.: Типография Императорской академии наук, 1861. 71 с.: цв. и тонов. ил.; 38,1Ѕ29,3 см. На тит. л.  — хромолитография по рис. М. Зичи. В цельнокожаном пер. второй половины XIX в. с тисненным золотом заглавием. На верхней крышке с золототисненными геометрическими рамками и орнаментом на крышке и корешке. Тройной золотой обрез. Форзацы светло-бежевого муара. Тираж 50 экз. Редчайшее издание, предназначенное не для продажи, а для преподнесения в подарок участникам охоты

Охота прошла без несчастных случаев и стоила казне 18 тыс. руб. серебром. Местные чины были представлены  императору и награждены бриллиантовыми перстнями, некоторые из объездчиков получили золотые часы, крестьяне­загонщики — денежные премии. Шкуры животных, убитых принцами, передавались в их собственность.

В 1861 году по распоряжению министра государственных имуществ был выпущен роскошный иллюстрированный альбом, посвященный беловежской охоте минувшего сезона. Весь тираж — 50 экземпляров — предназначался для подарков ее участникам. Для иностранных гостей несколько экземпляров были отпечатаны на французском языке.

Одна из полос издания. Ил. Михаила Зичи

Проиллюстрировал издание присутствовавший на охоте почетный академик Российской академии художеств Михаил Александрович Зичи (1827—1906). Венгр по национальности, Зичи, тогда еще Михай, учился в Будапеште и Вене. В 1847 году приехал в Россию и был приглашен учителем рисования к великой княгине Екатерине Михайловне. В 1859­1873 и 1883­1906 годах являлся придворным живописцем русских императоров.

За свою жизнь Зичи оформил множество книг, однако «Охота в Беловежской Пуще» — одна из самых больших его удач. Это неудивительно: ведь еще в молодые годы Михай Зичи приобрел известность как талантливый художник­анималист.

Вот уже более 140 лет «Охота в Беловежской Пуще» является предметом вожделения коллекционеров.

Соколиная охота — что это

Соколиная охота представляет собой нетрадиционный способ добычи дичи, где вместо огнестрельного оружия используется хищная птица — сокол или ястреб. Чтобы пернатый смог понять, что от него требуется, его необходимо долго и упорно тренировать. Ловчие птицы — сами по себе весьма смышленые создания, однако обучить их под силу далеко не каждому. Многие древние народы, занимающиеся охотой, обладают определенными знаниями и секретами в этой области, но делятся информацией не с каждым сокольником.

Тренировка ловчего сокола

Начинающий охотник должен в первую очередь уяснить, что сокол или ястреб является не домашним питомцем или экзотической игрушкой, а хищной птицей, которая может причинить вред человеку, если с ней неправильно обращаться. Прирученное животное должно быть дисциплинированно и уважать своего хозяина. Однако это не значит, что за птицей не придется ухаживать или давать ей ласку. Даже самый свирепый хищник нуждается в любви и заботе, и если человек сможет дать ему все это, то получит себе в компаньоны верного друга и помощника.

Соколиная охота является занятием не из дешевых. На содержание птицы (покупка корма, клетки, услуги ветеринара и так далее) может уходить довольно много средств. Даже в процессе выращивания и обучения молодого сокола бюджет охотника может сильно опустеть. Кроме того, человек должен также обладать определенными физическими качествами, иначе управиться с соколом или ястребом он не сможет. Придется ознакомиться как минимум с двумя-тремя книгами о том, как стать хорошим наставником в воспитании хищника.

Охота с хищными птицами

Сюжет

Проклятье злого дела в том, что вновь и вновь оно рождает зло.

1775 год. Завершён первый раздел Польши, восстание под предводительством Емельяна Пугачева подавлено, Пугачев казнён. Власть государыни Екатерины кажется безграничной. Она диктует волю Европе, заставляет трепетать свой двор: из политических соображений отправляет в отставку старых соратников Панина и Дашкову, прекращает многолетние любовные отношения с всесильным Григорием Орловым, избрав себе нового фаворита — Васильчикова.

Однако до государыни доносится тревожная весть — авантюристка, называющая себя княжной Таракановой, путешествует по Европе, смущая правителей рассказами о том, что она на самом деле дочь Елизаветы Петровны и наследница российского престола. Бурная деятельность смутьянки заставляет Екатерину II предпринять меры.

Государыне известно, что когда-то эта авантюристка была влюблена в графа Алексея Орлова,[источник не указан 1909 дней] брата её бывшего фаворита, участника дворцового переворота 1762 года и убийцы её мужа, Петра III. Екатерина повелевает Орлову прибыть к ней в Петербург.

Орлов, купающийся в неслыханной роскоши своего огромного состояния, мучается скукой в Москве. Верша судьбы своих крепостных, он приблизил к себе «пиита» Кустова. Получив приказ Екатерины, он бросается в Петербург, где узнает как о перемене судьбы своего брата, так и о том, что за поручение приготовила ему императрица. Алексей отправляется в Италию.

Красавица Тараканова, сама сводившая с ума мужчин, увлекается Орловым и следует за ним на русский корабль

Орлов, чтобы отвлечь внимание союзников Таракановой, изображает свадьбу на борту корабля и затем заключает княжну под стражу. Пленницу перевозят в Петропавловскую крепость, где она проводит последние дни жизни, так и не раскрыв своего секрета

Орлов, до конца выполнивший долг верноподданного Екатерины, получает свою награду — ночь с российской императрицей.

Иллюстрации и оформление

Н. С. Самокиш, «Явление Саввы Сторожевского» (иллюстрация к поэме Л. Мея «Избавитель» из второго тома «Охоты»)

Для иллюстрации этого труда были привлечены лучшие русские художники конца XIX — начала XX веков: Л. С. Бакст, А. К. Беггров, А. Н. Бенуа, А. М. Васнецов, В. М. Васнецов, Е. Е. Лансере, К. В. Лебедев, А. П. Рябушкин, И. Е. Репин, В. И. Суриков, Ф. А. Рубо, Л. О. Пастернак, К. А. Савицкий, В. А. Серов, А. С. Степанов. Использовались и литогравюры с произведений Дж. Доу, В. Г. Шварца, Ф. Г. Солнцева, А. Д. Литовченко.

Оформление всего издания в целом было возложено на Н. С. Самокиша. В частности, им лично выполнены 173 иллюстрации к 4 томам «Охоты». Следуя замыслу Кутепова, художник предложил для каждого тома индивидуальный вариант оформления. Верхнюю крышку первого тома Самокиш украсил орнаментом XII века и печатью Великого князя Василия III Ивановича. На второй том помещены изображения шапки Мономаха и герба Москвы со святым Георгием Победоносцем, которого русские охотники чтили как своего покровителя. Переплёт третьего тома украсили два сокола, летящих из Москвы к «берегам Невы» и поддерживающих царскую корону. Четвёртый том украшен гербом Николая I.

Первый том полностью оформлен одним Самокишем, кроме одной акварели «Отдых Владимира Мономаха после охоты», выполненная художником В.М.Васнецовым. В том также были включены гравюры, которые предоставил для издания крупнейший петербургский коллекционер-знаток гравюр П.Я.Дашков.

Второй том иллюстрирован В.М.Васнецовым, К.В.Лебедевым, И.Е.Репиным, Я.П.Рябушкиным, Н.С.Самокишем, В.И.Суриковым. Том содержит 88 чёрно-белых и цветных иллюстраций, 38 из которых помещены на отдельных листах.

Третий том наиболее насыщен иллюстрациями. В него помещена 201 иллюстрация, 24 из которых помещены на отдельных листах. Иллюстрации для этого тома выполнили члены художественного объединения «Мир искусств»: Л.С.Бакст, А.Н.Бенуа, Е.Е.Лансере, а также А.М.Васнецов, К.В.Лебедев,Л.О.Пастернак, И.Е.Репин, А.П.Рябушкин, Н.С.Самокиш, А.С.Степанов, В.И.Суриков, В.А.Серов.

Четвёртый том содержит 147 иллюстраций из них 125 — в тексте и 22 — на отдельных листах. Художники-иллюстраторы: А.Н.Бенуа, К.В.Лебедев, Л.О.Пастернак, И.Е.Репин, Н.С.Самокиш, А.С.Степанов.

Это издание принесло художнику славу анималиста. Николай Самокиш является также автором оформления переплетов всех четырёх томов издания, а также рисунков форзацев, многочисленных пейзажей, виньеток, заставок, концовок, полевых украшений. Наиболее примечательна работа Самокиша над созданием иллюстраций к стихотворению Льва Мея «Избавитель», посвящённому чудесному спасению царя Алексея Михайловича во время охоты на медведя. Стихотворение с иллюстрациями включено в состав 2-го тома «Охоты» и содержит 15 реалистичных миниатюр: изображения зверей (сокол, лось, медведь), герба Российского государства, а также пейзажи, вкомпанованные в заставки (вид Саввино-Сторожевского монастыря и изображение интерьера храма с иконой преподобного Саввы Сторожевского).

Обучение охотничьих птиц

В охоте с ловчими птицами использовали ястребов, соколов и кречетов. Для этого их «вынашивали», то есть приучали ловить диких птиц и мелких животных. Птица должна была с налету бить добычу в несколько приемов или «ставок». Причем по способностям к охоте соколы и кречеты были более предпочтительны, нежели ястребы.

Ловчих птиц «помыкали», то есть добывали. Места, где их ловили, в старину назывались «помчищами», а люди, ловившие их, звались «помытчиками». Способы и приемы ловли этих птиц передавались по наследству от отца к сыну – это была семейная тайна. «Помыкание» соколов и кречетов было делом весьма хлопотным и зависело исключительно от опыта и находчивости помытчика. Ловили птиц при помощи снастей, к которым в виде приманки привязывали живых голубей. Для охоты отлавливали соколов как старых (дикомытей), так и молодиков

Но старые трудно поддавались обучению, поэтому молодых «помыкали» чаще, причем в первую очередь обращали внимание на их привязанность к родному гнезду. Птицу, которая рано покидала гнездо и перелетала с ветки на ветку, называли «ветвенником»

Такие птицы были хороши для охоты, но натаскивание их требовало большого труда и терпения. Если молодая птица дольше других оставалась в гнезде, то ее называли «гнездовой». Они ценились выше, потому что были послушнее и при вынашивании требовали гораздо меньше труда.

Пойманных птиц раз в год доставляли в Москву на княжескую сокольню, обычно к Рождеству, или самое позднее – к Масленице. Доставка соколов и кречетов была сопряжена с большими трудностями. Их везли в особенных повозках, в каждой – по четыре-шесть птиц. Повозка представляла собой короб, внутри обитый овчиной, чтобы птицы не получили повреждений и у них не заломились крылья при толчках.

В Москве соколы и кречеты поступали на княжескую сокольню, и уже здесь их начинали приучать к охоте. Этим занимались княжеские сокольники. Чтобы победить врожденную дикость птиц и сделать послушными охотнику – «вежливыми», их подвергали голоду и бессоннице. Для этого птицу носили при себе днем и ночью, не давая ей ни на минуту заснуть. Затем приучали к различным охотничьим принадлежностям и к дичи, на которую она должна была охотиться. С этой целью сокола или кречета притравливали к битой птице или чучелу, а в самом конце обучали прилетать на зов. Что интересно, для ястребов набирались особые слуги –  «садовники ястребьи», которые дрессировали их для охоты.

Традиции царской охоты

Безусловно, что обязательным «атрибутом» придворной охоты на Руси был конь. Для коней изготавливалось царское убранство. Его делали мастера Конюшенного приказа. Это были седельники -изготавливали седла, шорники — делали сбрую, кузнецы — ковали подковы и стремена , а также были серебряных дел мастера — делавшие серебряные украшения. Русские мастера славились на весь мир, каждую деталь они превращали в произведение искусства. Все принадлежности для охоты находились в ведении Кремлевских мастерских. Там изготавливали оружие (луки, стрелы), небольшие барабаны, «вабила» -приспособления для охоты на ловчих птиц. суконные цветные кафтаны. Сапоги и рукавицы. Сама царская охота была различной. Соколиная, псовая. Медвежья — это малый список видов охот. Алексей Михайлович очень любил соколиную охоту. В охоте царь находил радость и успокоение. По его приказу, в столицу ежегодно завозились соколы а обслуживали охоту около ста сокольников. Центры охоты находились в Сокольниках, Коломенском и Покровском. Самой красивой соколиной охотой считалась охота с кречетом. Атакующий кречет взлетал на большую высоту и атаковал на высокой скорости свою жертву когтями. Это были гуси, лебеди, утки, тетерева. После охоты царю приносили самого сокола. Охота завершалась пиром. Все действо проходило царском шатре, где князь угощал всех водкой, медом, пряниками, виноградом и вишневым вареньем. Напитки подавали в богато убранных чарках, кубках, братинах и ковшах. Очень часто после охоты послы обменивались охотничьими трофеями, оружием с князем. Это носило важнейший политический характер, так как соколы стали символами государственной значимости. Традиции охоты продолжили и другие князья.

Например, Екатерина часто выезжала на охоту в коляске или так называемой одноколке, очень часто выезжала верхом в охотничьем кафтане и мужском платье. Охота имела свои традиции, которые передавались из поколения в поколение. В начале любого выезда в лесу приготовлялся завтрак. Завтрак была с раннего утра. Кухня во главе с метрдотелем и камер-фурьером отправлялась на место охоты. Выбирали площадку, расчищали ее, готовили стол, в сторонке разводят огонь на плите и готовят еду. Государь подходит к столу и приглашает всех взмахом руки. Все охотники одеты в одинаковое платье. Стульев не полагалось, то есть был так называемый «фуршет». Завершалась охота торжественным обедом. Интересно, что вся добыча обязательно свозилась к дворцу и укладывалась в определенном порядке: первый ряд занимали трофеи, принадлежащие императору, затем шли трофеи остальных участников охоты по чинам. В это время составлялись списки добытого, и часть отдавалась в один из музеев Академии наук, а другая — передавалась участникам охоты.

Охота князей была очень уникальна по составу. Большой популярность пользовалась и псовая охота Николая Николаевича в своем имении Першино Охота состояла из двух стай гончих по 45 в каждой стае. 10 собак было запасных. Стаи делились по чистокровности. Первая стая -чистокровные собаки, вторая — полукровные. 87 лошадей и 78 человек служащих самых разных профессий дополняли роскошь и размах придворной охоты. Обучение собак занимался специально обученный старший псарь. По-другому, он назывался доезжачий. Старший псарь распоряжался этими собаками и во время охоты. Псовой охотой руководил ловчий. Выжлятник ведал гончими собаками, борзятник -борзыми. Все мели «униформу» для отличия. Выжлятник и доезжачий имели красные полукафтаны с черными ремнями, шапки белого барашка с красным верхом и щаровары и сапоги, борзятники носили синие полукафтаны, у стремянных — отделанные золотом кафтаны и шапки с черным верхом. Кинжал в ножнах, арапник, сигнальный рожок и волчьи тенета — были постоянными спутниками участников охоты. Придворная охота закончилась на Руси 9 марта 1914 года, когда Николай охотился в последний раз под Ропшей.

Сегодня царская охота возрождается. Ее можно увидеть воочию и самому поучаствовать в ней в пригородах Москвы и Санкт-Петербурга. Ведь царская охота сегодня — это свой, особый мир, который позволит вам окунуться в прошлое.

Как царские трофеи попали в музей

В 1915 году, через год после начала Первой мировой войны, все драгоценности из дворца Беловежа, в том числе и трофеи, были эвакуированы в Москву. Скорее всего, из-за того что Москва дальше находится от границ. Трофеи разместили в Нескучном саду, в одном из павильонов, которых сейчас уже не существует.

Не иначе как чудом можно считать тот факт, что царские трофеи уцелели во времена революции и войны. Все эвакуированное из беловежского дворца имущество частично осталось в Москве, а частично было перевезено в Санкт-Петербург, оказалось в Польше или пропало. Но самая большая часть царских трофеев хранится в Дарвиновском музее.

Первый директор музея Александр Федорович Котс был фанатично предан учреждению и старался сформировать как можно более крупную и интересную научную и историческую коллекцию. И, видимо, узнав, что в Москве хранятся трофеи с царской охоты, обратился к властям с просьбой о том, чтобы их передали в музей.

Доподлинно неизвестно, как трофеи оказались в музее. Нет никаких архивных документов об их поступлении. Более того, о том, что они находятся в музее, узнали только в середине 1990-х годов, при переезде учреждения в новое здание на улице Вавилова.

Когда музей переезжал из старого здания на Фрунзенской, при случайном стечении обстоятельств была обнаружена часть трофеев. Теперешний ведущий научный сотрудник музея Игорь Вячеславович Фадеев, перенося чучело тигра, которое стояло на большом ящике-подиуме, облокотился на него, прогнившая доска проломилась, и рука сотрудника соскользнула внутрь. Он наткнулся на что-то острое. Ящик вскрыли и обнаружили, что он весь заполнен рогами косуль.

Рога стали вынимать, но тогда никто не понял, что они имеют отношение к трофеям царской охоты — все было в побелке. Когда ее смыли, надписи стали четко видны (гравировка на царских трофеях оформлялись в два этапа: сначала все данные процарапывали на кости или медальоне, а затем сверху писали тушью). Позже были найдены остальные трофеи, спрятанные на чердаке с также замазанными надписями.

Фото: Антон Усанов / Государственный Дарвиновский музей

Подготовительный этап работы над очерками

Кутепов не был историком и писателем, но обладал талантом исследователя. Он изучил многочисленные архивы и использовал полученные данные в издании.

Документальные сведения им были получены из архивов:

  • Министерства юстиции (Москва);
  • Государственного министерства (Петербург);
  • Министерства иностранных дел (Москва);
  • Патриаршей Ризницы (Москва);
  • Троице-Сергиевой лавры;
  • Императорской Публичной библиотеки.

«Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси» экспонировалось на нескольких выставках, в том числе:

  • «Искусство в книге и плакате» (в рамках Всероссийского съезда художников в Санкт-Петербурге в декабре  — январе 1912 годов), где был выставлен только третий том издания;
  • Международная выставка печатного дела и графики в Лейпциге, 1914 год, где были показаны все четыре тома.


Н. С. Самокиш, «Сокольник» (иллюстрация к первому тому «Охоты»)

Новые публикации

Жизнь как сложный поступок 16.11.2020

17 ноября исполняется 125 лет со дня рождения Михаила Михайловича Бахтина, выдающегося русского философа и литературоведа. Его жизнь, как и жизнь всякого, кто мыслит нестандартно и живет в эпоху перемен, полна трагизма, но в то же время наполнена высоким содержанием и духовностью.

Из Сибири в Чехию на «жигулях» с любовью 16.11.2020

Чешский студент Якуб Павелек будет долго вспоминать 2020-й год как один из самых лучших в его жизни. И даже коронавирус сыграл тут свою положительную роль – благодаря ему Якуб встретил свою девушку и хорошо выучил русский язык. Ну а главное – он исполнил свою давнюю мечту: проехал на «жигулях» от Томска до Остравы.

Русские шахматы в сердце Африки 16.11.2020

О том, что русская шахматная школа – сильнейшая в мире, в Африке знают все, кому известно, как ходят фигуры на доске. О том, что это так, лучше всех известно Надежде Марочкиной, спортсменке и тренеру, живущей в Сенегале. К российским шахматистам на континенте относятся с настоящим пиететом и даже затаённым страхом – почти как к волшебникам.

Елена Антипова – русская женщина, ставшая национальным достоянием Бразилии 12.11.2020

В Бразилии есть памятник русской женщине Елене Антиповой – детскому психологу и педагогу, полностью преобразившей всю систему школьного образования в этой стране. Именно она сумела изменить отношение к детям с особенностями развития. И она же разработала систему образования для одарённых детей.

Никита Лобанов-Ростовский: Мы сможем сообща сделать то, что не успели наши предки 11.11.2020

Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский – один из наиболее известных и активных представителей старой русской эмиграции, сооснователь Международного совета российских соотечественников, коллекционер и меценат – рассказал «Русскому миру» об истории своей семьи, уехавшей из Советской России в 1919 году, и своей общественной деятельности.

Александр Рар: «Над Советским Союзом никто не смеялся» 11.11.2020

Известный немецкий политический эксперт, историк и публицист Александр Рар поделился мнением о том, как события Октябрьской революции 1917 года повлияли на последующую историю России и русского народа, русской диаспоры.

Проект Pax Russika: о России латиноамериканцам расскажут на испанском и португальском 10.11.2020

10 ноября состоялось последнее событие XIV Ассамблеи Русского мира – презентация международного сетевого информационно-просветительского и образовательного проекта Pax Russika, который призван продвигать актуальную информацию о России в странах Иберо-Америки.

Александр Чачия: «В ЕАЭС никого не ждут с распростёртыми объятиями. Есть экономический прагматизм» 10.11.2020

Грузия ищет выходы на ЕАЭС – Евразийский экономический союз. О том, почему у постсоветских   стран нет перспектив в Евросоюзе, и почему они заглядываются на ЕАЭС, в интервью «Русскому миру» рассказал вице-президент Академии социальных и национальных отношений Грузии Александр Чачия.

Северная соколиная охота

В северо-восточной Руси соколиная охота была не менее популярна, нежели в южной, хотя условия ее были другими – из-за обширных лесов и болот. Особенно в этом плане выделялся Великий Новгород, стоящий на пересечении главных торговых дорог, одна из которых соединяла Восток с Западом – «Волжский путь», а другая Юг и Север – «Путь из варяг в греки». Год от года интерес к соколиной охоте со стороны новгородской знати возрастал, возрастала и потребность в охотничьих птицах. Таким образом ловля хищных птиц становится здесь прибыльным делом. Именно в связи с широким развитием соколиной охоты во времена правления князя Андрея Александровича – сына Александра Невского, на княжеской печати появляется конный сокольник. К этому времени относится сохранившаяся грамота князя к посадникам, казначеям и старостам Заволочья о предоставлении его ватажникам корму и подвод, когда те будут возвращаться с птицами с моря. Ссылки же в этой грамоте на своего отца «а как пошло при моем отце и при моем брате» говорят нам о том, что и Александр Невский имел свой интерес в птичьем промысле.

История охоты с ловчими птицами на Руси

Еще на заре создания русского государства сокол появляется как гербовая фигура – символ основателей династии первых князей Руси. Загадочные фигуры на монетах и печатях Рюриковичей, на перстнях и подвесках, принадлежавших князьям и их дружинникам, и даже на кирпичах Десятинной церкви в Киеве не что иное как силуэт атакующего сокола. Кстати, само слово «рюрик» («рериг», «рарог») идентифицируется с названием сокола: в современных славянских языках – польском, словацком, чешском – этим словом обозначают балобана. Кстати, изначально на гербе Москвы был изображен всадник с соколом на руке.

Насколько сильно новгородские князья любили соколиную охоту, подчас в ущерб своим прямым обязанностям, показывают летописи. В 1135 году новгородцы упрекали своего князя Всеволода Мстиславича: «Почто ястребов и собак собра, а людей не судяше и не управляаше». А спустя почти 130 лет подобный упрек они вменили в вину уже Ярославу Ярославичу: «Ты, княже, неправду почто чинишъ, и многы ястребы и соколы држиши? Отнял еси у нас Волхов гоголиными ловцы и иныя воды утечными ловцы, а псов држиш много, отнял еси у нас поле заечьими ловцы». Упоминание одних лишь ястребов в первом эпизоде неслучайно – территории, где проходили охоты, были большей частью покрыты лесами, что делало ястреба наиболее подходящей птицей для охоты. Кроме того, достать его было гораздо проще, чем сокола.

Новгородские товары шли в Европу и на Восток, и крупные сокола наравне с пушниной ценились очень дорого. Вплоть до потери своей независимости город обладал монополией на добычу крупных северных соколов, кречетов и частью белых ястребов. Например, при посещении Новгорода Иваном III в 1476 году знатные люди в числе даров преподнесли государю ловчих птиц: князь Василий Шуйский –  двух кречетов и сокола, Казимер – двух кречетов, Яков Короб и сын его Иван – по кречету. После потери независимости все новгородские промыслы, связанные с севером, перешли в подчинение Москвы.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:

Сокльничьи и помытчики

Надо сказать, специалисты по лову и обучению птиц на Руси ценились во все времена. Грамоты великих князей, врученные помытчикам и сокольникам в XIII-XVI веках, давали им особые права и привилегии, поскольку добыча соколов и кречетов была делом государственным.Сокольи и кречатьи помытчики считались слугами государевыми,  которые по своему положению и правам резко отличались от «черни». Когда помытчики везли птиц в Москву, всякий обязан был оказывать им помощь, а власти – предоставлять нужное количество корма и подвод. Сам Василий III приложил печать к грамоте 1507 года, согласно которой сокольники освобождались от повинностей и выплачивали только налог полтора рубля в год «за соколы». Кроме того, помытчики не были подвластны суду местных властей, кроме случаев убийств или разбоя, да и то если бы их захватили на месте преступления. Ежели же на помытчика жаловался посторонний, то дело разбирал сам Великий князь или государев Сокольничий, который происходил из родовитых бояр. Всех, даже рядовых сокольников, Великий князь Московский одаривал поместьями. Сокольники имели свои вотчины и крестьян.

Однако при всем этом у помытчиков были и свои строгие правила поведения: им запрещалось пить, курить, предаваться азартным играм и блуду, «дабы птицам дурно не учинялось» от безнравственности людей. А продажа пойманных сверх списка птиц на сторону сурово каралась. Из летописей нам известно имя первого Сокольничьего при Василии III – это Кляпик Еропкин.

При Иоанне IV Васильевиче соколиная охота становится не просто развлечением, а основой дипломатических отношений и пополнения царской казны: с русских и иноземных купцов стали взимать подати голубями для пропитания соколов. В это время царские сокольники населяют в Москве целую слободу. В Белокаменной появляется храм Св. Трифона Чудотворца, который считается защитником полей и угодий. Народное предание связывает строительство Храма с чудесным спасением царского сокольничего от неминуемой опалы. Молодой царский сокольничий, сын богатого и знатного боярина по имени Трифон Патрикеев, упустил любимого государева сокола. Разгневанный царь приказал ему отыскать сокола не позже трех дней под страхом жестокого наказания. Три дня и три ночи сокольничий провел в лесу в тщетной надежде найти сокола и горячо молил о помощи Святого Трифона. Наконец, усталый и измученный, он присел отдохнуть, задремал и увидел сон. Перед ним предстал Святой Трифон на белом коне с птицей в руках и сказал, что потерянный сокол сидит на сосне невдалеке от того места, по направлению к востоку. И действительно, очнувшись от сна, сокольничий скоро разыскал сокола и в благодарность за чудесную помощь построил Св. Трифону сначала часовню, а потом храм.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий