Самые изощренные казни в истории

Тиберий — дубль второй

К старости лет император Тиберий становился все более недоверчивым, мнительным и жестоким. Историки Древнего Рима могут это объяснить: император не обладал дипломатическим талантом Октавиана Августа, не умел так ловко раскручивать машину пропаганды и в известном смысле был обречен оставаться в фарватере славы своего предшественника. Но это не означало, что борьба за власть в момент «предчувствия смерти» очередного императора не имела место быть. Император Тиберий использовал лучшую защиту — нападение, проскрипции и казнь. Можно ли предположить, что своеобразной компенсацией усилий выжить и сохранить власть — в том числе месть за навязанный ему Октавианом брак с Юлией (см. выше) — стали его необычные любовные утешения? Вряд ли они могли утешить старого императора. Историю Рима он знал, помнил диктатуру Суллы и кончину Цезаря, а в продажности сенаторов не сомневались даже простолюдины. Он избрал своего убийцу сам. Им стал Калигула, коварный и обремененный дефектами кровосмешения Башмачок.

Цитируем мнение одного из современных историков:

Потрошение

Люди Древнего Рима считали, что, чем выше у тебя статус, тем больше людей ты мог убивать без каких-либо последствий. Например, император имел право убить кого угодно, генерал мог спокойно убить лейтенанта, а солдаты — простых граждан.

Подниматься вверх по социальной лестнице было категорически запрещено: если простой житель насиловал солдата, то он подвергался публичной кастрации. Если сам солдат добровольно позволял гражданину сделать это, его потрошили.

Эти правила, как и, впрочем, сама идея любовных отношений между мужчинами, вносили много неразберихи в древнеримскую историю, ведь любой с лёгкостью мог обвинить другого человека в нарушении субординации.

Пан и Гермафродит. Дом Диоскуров. 1–50 годы нашей эры

Пан и Гермафродит. Дом Диоскуров. 1–50 годы нашей эры

В сюжетах помпейских фресок на любовную тему иногда встречается сюжет, когда женский персонаж отвергает мужского (видимо, обратное считалось почти невозможным). Тем удивительнее кажется сюжет этой картины, где козлоногий бог Пан, олицетворявший природные (в том числе сексуальные) силы, в ужасе отмахивается рукой и убегает от пытающейся его удержать белокожей красотки. На самом деле это вовсе не дама, а Гермафродит — сын бога торговли Гермеса и богини любви Афродиты, одновременно обладавший женскими и мужскими половыми признаками. По одному из преданий, он таким родился, по другому, нимфа Самокида, чью любовь Гермафродит отверг, упросила богов слить их в единое существо. Удивление и отвращение Пана, ожидавшего любви с женщиной, передано древним художни­ком весьма выразительно. Юмор ситуации подчеркивает статуя бога Приапа с огромным фаллосом в правой части фрески, украшавшей стену дома Диоску­ров (или Кастора и Поллукса). Она находилась на стене алы — одной из ниш, обращен­ных в сторону атриума, крытого двора, бывшего центром рим­ского дома. Новая роспись была нанесена на стены перед самым извержением Везувия и сохранилась очень хорошо.

Калигула — синусоида порока

Его называют образцом извращенности, садистом, параноиком, императором, опозорившим устои Древнего Рима. Да, так оно и есть. Если к власти приходят психически неуравновешенные личности, итог плачевен для всех. Поскольку такое случалось не только в античной истории, мы не видим повода для глубоких обобщений относительно сексуальной распущенности в античном Риме. Поэтому мы попытались разграничить сексуальные потехи рядовых римлян и лиц, облеченных государственной властью. Калигула, как ни парадоксально, своей жестокостью и извращениями вызвал стойкий иммунитет граждан Рима к перверзиям, после чего правление Нерона, следующего императора Рима, естественным образом было обречено на провал.

Однако в истории все имеет ценность и, кажется, некоторую способность к циклам. Откат от нравственных устоев эпохи Августа говорит о синусоиде морали в принципе, которая себя доказывает в монотонном раскачивании маятника и в диаметральной смене позиций. Пусть не в масштабах Вселенной, но в эпизодах истории античных империй. После пика злодеяний Калигулы управлять империей будет Клавдий (Tiberius Claudius Caesar Augustus Germanicus) — фигура трагикомическая, если верить древним историкам. Но при всем этом, никто в Древнем Риме не связывал правление Клавдия с упадком моральных устоев и необузданностью сексуальных нравов. До той поры, пока супруга стареющего императора и мать Нерона Агриппина не предложила ему вкусное блюдо из грибов с дозой сильного яда.

Распятие

Древние римляне очень любили казнить людей путём распятия. Когда-то именно распятие применялось как основной метод пыток и казней бесчисленного количества рабов. Жертв не всегда приколачивали к кресту. Иногда обвиняемого раздевали, надевали на голову мешок, привязывали и начинали бить, часто до смерти.

Бывало, что руки жертвы приколачивали к балкам креста, а ноги к столбу. В таком положении человека оставляли медленно умирать, но иногда перебивали ему ноги, чтобы приблизить неизбежную кончину. Иногда жертв подвешивали вверх ногами, или отрезали половые органы: единых правил не существовало, каждый палач использовал свой собственный метод.

«Христиан — ко львам!»

Считается, что практика казней христиан с использованием хищников появилась после того, как император Нерон обвинил их в поджоге Рима. Его обвинение пало на благодатную почву. В то время римляне зачастую на бытовом уровне винили христиан в разнообразных природных катаклизмах. А потому они с восторгом поддержали лозунг императора: «Христиан — ко львам!».

Особенно нравились императору представления, на которых жертвами становились молодые красивые христианки. Их сначала насиловали, потом привязывали к столбам и выпускали на них тигров и львов. А немолодых зашивали в шкуры диких животных и бросали на растерзание собакам.

Изображение казни Игнатия Антиохийского

Расправы над христианами с использованием хищников продолжались несколько веков. И некоторые из этих казней вошли в легенды о святых мучениках. Например, одна из легенд повествует о молодой христианке Бландине. Она была хрупкого телосложения, но ее дух оказался неимоверной силы. Сначала девушка с удивительной стойкостью вынесла самые жестокие пытки.

Потом ее с тремя другими христианками подвесили на столбе в амфитеатре, чтобы они стали пищей для диких львов. Бландина на столбе молилась и ободряла других несчастных. И львы ее не тронули. Ее снова пытали и снова бросили львам. Но львы не прикоснулись к ней и на сей раз. Только на четвертый раз львы все же порвали Бландину. Затем ее бичевали, после этого завернули в сеть и бросили быку, который бодал ее рогами, после чего раздели и обнаженной посадили на раскаленный металлический стул. Но никакие истязания не сломили волю девушки и не заставили ее отречься от веры. Тогда ее попросту убили мечом.

Распятие

Распятие — это наиболее известный во всем мире способ древнеримской казни. Преступников приколачивали к деревянным крестам и выставляли обычно на арене. Их смерть была очень болезненной. Сначала им ломали ноги, а потом вколачивали гвозди прямо в руки. Преступники умирали обычно в течение нескольких дней от удушья, потери крови и обезвоживания. Примечательно, что археологи смогли обнаружить останки только двух человек, казненных с помощью распятия. Оба они были мужчинами.

Игнорировать звонки партнера после ссоры – верный способ усугубить конфликт

Жанна Агузарова называла себя инопланетянкой и отказалась от карьеры и любви

Чтобы готовиться к соревнованиям, пловчиха занималась в надувном бассейне дома

Мизогиния как основа устройства общества

Связь между двумя мужчинами пересекала тщательно выстроенные социальные барьеры: мужчина занимал место женщины или раба.

Жены должны были управлять домохозяйством и растить детей — на публике они появлялись только во время религиозных церемоний. Среди мужчин нельзя даже было упоминать их имена.

Низкий статус женщины обосновывался медицинскими теориями школы Гиппократа. Согласно Гиппократу, устройство человеческого организма определяется составом и течением телесных соков. Женщина по природе влажная и холодная — тепло она берет от мужчины во время сексуального акта. Женская матка считалась отдельным органом, который может перемещаться по телу и при недостатке удовлетворения может привести к безумию или удушью.

Сатир, обнимающий менаду. Дом Луция Цецилия Юкунда. 1–50 годы нашей эры

Сатир, обнимающий менаду. Дом Луция Цецилия Юкунда. 1–50 годы нашей эры

Самыми любимыми эротическими персонажами античного искусства были сатиры и менады. Сатиры, божества леса, изображались как с хвостами и копы­тами, так и в виде обыкновенных юношей, одетых в козлиные шкуры. Они отличались безудержным пьянством и сексуальной активностью. Компа­нию им составляли менады — такие же неистовые женщины, справлявшие празд­нества в честь бога вина Диониса. Многочисленные сатиры и менады составля­ли свиту этого бога, постоянно предаваясь питью вина и эротическим удоволь­ст­виям. Наверное, в большинстве античных сцен на сексуальные темы участ­вуют сатиры с менадами. На этой фреске голова, шея и руки менады украшены золотом, а сатир увенчан праздничным венком.

Фреска была найдена во дворе — перистиле  Перистиль — открытое пространство, как правило, двор, сад или площадь, окруженное с четырех сторон крытой колоннадой. Перистильный двор был составной частью большинства жилых и общественных строений периода Античности., расположенном в задней части дома ростовщика Луция Цецилия Юкунда. Любопытно, что фрески, украшав­шие хозяйские покои, отличались большим эротизмом — на стенах открытого для посетителей атриума изображения были приличнее. На одной из колонн перистиля даже была найдена процарапанная надпись, сообщавшая об удо­воль­ствиях любви. 

Любовь к мальчикам как основа национальной политики

Историк Геродот посвятил много страниц тому, чтобы выделить отличия между варварами и греками. По его мнению, главными чертами греческой культуры были религиозные обычаи, язык, еда и отношение к наготе. Но нам гораздо сложнее понять другую ключевую особенность Греции классического периода — институт педерастии.

В «Птицах» Аристофана один мужчина говорит другому:

В «Пире» Платона Аристофан называет любовь к существам одного пола наиболее благородной формой любовных отношений: «Тому есть убедительное доказательство: в зрелые годы только такие мужчины обращаются к государственной деятельности». Через институт педерастии от старшего к младшему передавались нормы вкуса, морали и поведения. Мужчина (эраст) должен был преследовать юношу с комплиментами и подарками, а юноша (эратомен) должен был вести себя примерно так, как до недавнего времени полагалось вести себя девушкам — вежливо уклоняться от ухаживаний и идти навстречу другому, только убедившись в чистоте его намерений.

Шири (верблюжья шапочка)

Чудовищная участь ждала тех, кого жуаньжуаны (союз кочевых тюркоязычных народов) забирали к себе в рабство. Они уничтожали память раба страшной пыткой — надеванием на голову жертвы шири. Обычно эта участь постигала молодых парней, захваченных в боях.


Шири. (pinterest.com)

Как это работает?
1. Сначала рабам наголо обривали головы, тщательно выскабливали каждую волосинку под корень.
2. Экзекуторы забивали верблюда и освежовывали его тушу, первым долгом, отделяляя ее наиболее тяжелую, плотную выйную часть.
3. Поделив на куски, ее тут же в парном виде натягивали на обритые головы пленных. Эти куски словно пластырь облепляли головы рабов. Это и означало надеть шири.
4. После надевания шири шею обреченного заковывали в специальную деревянную колоду, чтобы испытуемый не мог прикоснуться головой к земле. В этом виде их отвозили подальше от людных мест, чтобы никто не услышал их душераздирающие крики, и бросали там в открытом поле, со связанными руками и ногами, на солнцепеке, без воды и без пищи.
5. Пытка длилась 5 суток.
6. В живых оставались единицы, а остальные погибали не от голода и даже не от жажды, а от невыносимых, нечеловеческих мук, причиняемых усыхающей, сжимающейся на голове сыромятной верблюжьей кожей. Неумолимо сжимаясь под лучами палящего солнца, шири стискивало, сжимало бритую голову раба подобно железному обручу. Уже на вторые сутки начинали прорастать обритые волосы мучеников. Жесткие и прямые азиатские волосы иной раз врастали в сыромятную кожу, в большинстве случаев, не находя выхода, волосы загибались и снова уходили концами в кожу головы, причиняя еще большие страдания. Уже через день человек терял рассудок. Лишь на пятые сутки жуаньжуаны приходили проверить, выжил ли кто из пленных. Если заставали в живых хотя бы одного из замученных, то считалось, что цель достигнута.
7. Тот, кто подвергался такой процедуре, либо умирал, не выдержав пытки, либо лишался на всю жизнь памяти, превращался в манкурта — раба, не помнящего своего прошлого.
8. Шкуры одного верблюда хватало на пять-шесть шири.

Социальный статус

Практически все женщины имели меньше прав, чем мужчины. Исключение составляли привилегированные весталки, которые имели возможности даже большие, чем мужчины. Это являлось особенностью культа Весты, который был традиционно важен для римской религии и государства.

В Древнем Риме жили женщины следующих социальных статусов:

Весталка

Жрица

Матрона

Незамужняя аристократка

Простолюдинка

Перегринка

Гетера (Лупана)

Гладиатрикс

Рабыня

Бюст богини Гигиеи. Мрамор. Рим, национальный римский музей. Инв. №8588. Римская копия с греческой работы 4-го века до н.э. Работа выполнена во 2-ом веке н.э..

Фреска из виллы Мистерий, Помпеи. 1 век н.э.

Полигимния. Санкт-Петербург, Эрмитаж. Инв. № А. 381. Римская копия с греческой работы 4-го века до н.э. Работа выполнена во 2-ом веке н.э.

Кровавый театр

Популярность жестокого умерщвления людей дикими животными в Древнем Риме была во многом обусловлена тем, что эти казни превращали в настоящие театрализованные представления.

Вообще, предание зверям — процесс очень непростой из-за непредсказуемого поведения животных, но римские палачи находили некие секреты, чтобы заставить хищников не только бросаться на людей, но играть своеобразные роли в кровавых представлениях на арене цирка. Обычно, чтобы жертвы не могли сопротивляться, их привязывали к столбам на арене и выпускали зверя.

Для придания этой казни театральности частенько использовалась легенда о Прометее. Поэт Марциал описывал казнь разбойника Лавреола. Только его приковали не к скале, а к деревянному кресту, отдав на растерзание не орлу, а каледонскому медведю.

Для разнообразия приговоренных к смерти бросали в клетки с хищниками, привязывали к спинам зверей, гнали бичами навстречу животным. Древнегреческий историк Страбон описывал, как в начале I века нашей эры на его глазах в Риме предали казни предводителя восставших рабов Селура, которого называли «сыном Этны». Специально для этой экзекуции был сооружен высокий помост, на который, словно на гору Этну, взвели Селура. И тут помост неожиданно рухнул, несчастный упал прямо в клетку с дикими зверями, находившуюся внизу.

Со временем, чтобы продлить интригу и оживить представление, приговоренных к смерти перестали привязывать и даже давали им кое-какое оружие. Например, человека наряжали Гераклом, давали ему дубину в руки и оставляли наедине с быком. Это добавляло казни зрелищности, но конец был предсказуем — осужденный человек сопротивлялся, но побеждали звери.

На глазах сотен зрителей они нарушали законы природы и насиловали женщин. Говорят, что Карпофор однажды представил публике сцену по мифологическому сюжету о похищении Зевсом в образе быка красавицы Европы. Благодаря изобретательности бестиария народ лицезрел, как бык на арене совокуплялся с Европой. Трудно сказать, осталась ли жива жертва, изображавшая Европу, после такого сексуального акта, но известно, что аналогичные акты с конем или жирафом для женщин обычно заканчивались летальным исходом.

Апулей описал подобную сцену. Отравительницу, отправившую на тот свет пять человек с целью завладеть их состоянием, подвергли публичному надругательству. На арене была поставлена кровать, отделанная черепаховыми гребнями, с матрасом из перьев, покрытая китайским покрывалом. Женщину растянули на кровати и привязали к ней. Выдрессированный осел встал коленями на кровать и совокупился с осужденной. Когда он закончил, его увели с арены, а вместо него выпустили хищников, которые довершили издевательства над женщиной, разорвав ее на части.

Почему «будем как греки» — плохая политическая платформа

Если бы вы спросили грека, какой он ориентации, он бы вас не понял. Затем, после долгих объяснений, он ответил бы, что это не имеет никакого значения — как предпочтение брюнетов или блондинов вашими современницами. Понятия гомо- и гетеросексуальности были для них незнакомыми и странными — примерно также, как для нас странно классифицировать людей по их пищевым предпочтениям.

В 1992 году в штате Колорадо приняли закон, запрещающий защиту геев, лесбиянок и бисексуалов от дискриминации. Одним из аргументов в пользу его принятия были слова Платона, который в «Законах» писал, что «соединение мужчины с мужчиной и женщины с женщиной — противоестественно и возникло как дерзкая попытка людей, разнузданных в удовольствиях». Марте Нуссбаум, привлеченной к суду в качестве свидетеля и знатока Античности, удалось доказать, что Платон в это тексте осуждает не гомосексуальность, а чрезмерные страсти как таковые.

Гомосексуальность до сих пор часто порицается как что-то противоестественное (несмотря на обилие примеров в живой природе). Но греки и римляне ставили свою цивилизацию выше природы, и для них этот аргумент не годился.

Эпикур писал, что «приятную жизнь рождают не попойки и кутежи, не наслаждения мальчиками и женщинами, не наслаждения рыбою и всеми прочими яствами, которые доставляет роскошный стол, но трезвое рассуждение». Мальчики, женщины и сочная форель могут вызывать одинаково порочное вожделение. К счастью или сожалению, запретить чрезмерные страсти гораздо сложнее, чем принимать законы против геев.

В 2015 году во время слушаний Верховного суда США о легализации однополых браков один из судей заявил: прав на однополый брак не было даже у граждан Греции и Рима, где в целом положительно относились к гомосексуальным отношениям. Если даже древние считали, что это принесет обществу вред, то и мы должны быть осторожными.

«Ars Amatoria»

Постельные причуды от Овидия.

Оказывается, еще до знаменитой Камасутры существовал цикл работ древнеримского поэта Овидия (43 г. до н.э. — 17 г.н.э.). К числу этих работ относят «Amores» (любовь), «Medicamina Faciei» (притиранья для лица), «Remedia Amoris» (лекарства от любви) и «Ars Amatoria» (искусство любви). В итоге именно «Ars Amatoria» стала настоящим путеводителем для влюбленных и прелюбодеев. Во многих отношениях Овидий также создал ту самую Игру, которая дезориентирует как мужчин, так и женщин и по сей день. Он советует мужчинам, чтобы их женщины скучали по ним, но не слишком много. А женщинам он советовал, чтобы их мужчины иногда ревновали. Что же касается спальни, Овидий в деталях расписывал какие позы следует принимать женщинам, чтобы не только максимизировать удовольствие для себя, но и сделать его наиболее приятным для мужчины.

Новое время

Где-то в 14-17 веках Европу накрыла новая напасть – появление различных религиозных формаций. С той остервенелостью, с которой католики вырезали протестантов, они не вырезали даже мусульман. Церковь сказала: «Курица не птица, протестант не человек», – и на все намеки об их принадлежности к христианству был получен ясный ответ: «Они еретики, их можно и шомполами в уши, и из огнестрела в упор». Протестанты не отставали. Вся прелесть доброты «братьев-христиан» вылилась в беспощадную и жестокую Тридцатилетнюю войну 1618–1648 годов.

Остановить кошмары «религиозных войн» удалось лишь с помощью международного права в современном виде и предоставления суверенным правителям всей полноты власти на своей территории. Только после этого европейцы стали опасаться начинать религиозные войны.

Главным достижением того времени можно считать минимум насилия по отношению к мирным жителям. Всё от того, что в этот период стали появляться профессиональные армии: не толпы вооруженных чем попало ополченцев, а дисциплинированные, выполняющие приказы люди-машины. Сражавшиеся в этих войнах армии были профессиональными, пополняемыми по рекрутскому набору или за деньги. Это была эпоха сильных абсолютистских монархов, эпоха, когда воевали империи, а не местные феодалы и магнаты (хотя и это встречалось, но они больше прибегали к помощи наёмников). Другие деньги, другие масштабы.

Времена становились практичнее и циничнее. Армия того или иного монарха – это отдельное юридическое лицо, уполномоченное вести войну. Те, кто в армию не вступил, не должны быть задействованы в конфликте. Мол, не мешай, крестьянин, разбираться пацанам. А если тронешь, то пятно на всю жизнь. Так было с русскими войсками, которые во время войн того периода забирались на территории европейских врагов. Русский солдат не привык быть милосердным и предпочитал вступать в максимально близкий контакт с местным населением, его имуществом. Опять же, скотину уводили, дома забивали, а местных сжигали. Такое поведение и сформировало у европейцев отношение к русским как к варварам. Но чья бы корова мычала: дисциплинированные подразделения, уставшие от переходов и манёвров, и сами постоянно беспредельничали на вражеской территории так, как браткам в 90-е и не снилось.Военная этика: позор, запреты и насилие. Часть II

Варианты монтажа

Виды монтажа определяет способ ловли, выбираемый спиннингистом, а также условиями, в которых будет происходить ловля, и даже самим объектом охоты.

Классический

Так называют фиксацию на джиг-головке. Она является свинцовым грузом, представленным разными формами, с одинарным типом крючка, который торчит наружу. Главный плюс джиг-головки – это и есть способ ее насаживания: она банально надевается на крючок. А вот среди недостатков этой оснастки следует упомянуть не самые лучшие полетные качества. К тому же в основании крючка есть свинцовый «зуб» либо его аналог, который создан для невозможности снятия наживки с крючка.

«Зуб» разбивает головную зону мягкого силикона, что делает его бесполезным. Но можно поступить так: «зуб» спилить, воткнуть один из крючков тройника в «спинку» приманки, а его ушко надеть на джиговое колечко. Получается, что после того как джиг-головка оказывается пристегнутой, тройник станет вспомогательным элементом снасти. А это уже увеличение шансов на лучшую поклевку

Наконец, сама приманка фиксируется надежно, и, что важно, не травмируется

Шарнирный

Такой тип монтажа сравнительно недавно приобрел особую популярность, так как рыболовы оценили его в каком-то смысле универсальность. Шарнирный монтаж – это свинцовый грузик (или латунный, или вольфрамовый), с двумя колечками, которые и вынудили рыболовов называть его «чебурашка». Чем так хорош шарнирный монтаж:

  • аэродинамические характеристики в буквальном смысле на высоте;
  • оснащение возможно как одинарным, так и двойным, и тройным крючком;
  • приманке можно придать дополнительную игру, так как она движется вправо-влево в ходе проводки;
  • возможен монтаж-незацепляйка.

Формы «чебурашки» различны, как и размеры.

Техасский

Современная версия техасской оснастки представлена крючком, мягким силиконом, скользящим грузиком (пулевидным или конусовидным), бусинкой-демпфером, металлическим либо флюорокарбоновым поводком, вертлюжком и карабинчиком. Самый простой вариант монтажа таков:

  • в отверстие грузика надо продеть леску;
  • офсетник привязать к кончику главной лески;
  • надеть офсетник на силикон так, чтобы его острие утопилось в тельце.

Разумен этот способ, если предстоит обловить труднодоступные места. Есть еще одна удобная для рыболова вариация, чуть отличающаяся от предыдущей. Между грузом и точкой фиксации офсетника находится шарик с отверстием – стеклянный либо бисерный. Шарик служит защитой узлу, опорному для офсетника. Узел, таким образом, дольше останется целым. Данный способ подходит для того, чтобы оснастить качественно и надолго. Да и для рыбы он привлекательнее – удары груза о шарик становятся дополнительными щелчкообразными шумами. Они способны привлечь хищника.

Каролинский

Данный монтаж представлен грузилом (форма его пулевидная или «оливка»), бусины, которая не дает узлу разбиться и организует колебания звука, а также вертлюжка и поводка с крючком. На такую оснастку охотятся и в «глухих» зонах, и на чистодонных участках. Если рыбачить предстоит на чистом дне, жало крючка остается открытым, если в «глухом» – применяется незацепляйка на офсете.

Wacky

Этот способ популярен в Северной Америке, оттуда он и пришел. Доминирующая добыча тамошних рыболовов – басс. А здесь с помощью такой оснастки вылавливают разных хищных и полухищных особей. Наиболее выгодно данная снасть проявила себя при поимке пассивного хищника, а также при рыбалке в запрессованной акватории. Для фиксации вэки берется офсетный крючок, оснащенный крупным поддевом. Приманкой служат обычно силиконовые червяки, в идеале те, что можно съесть. Крючок вонзается в центре искусственного червя, но даже пары поклевок при таком раскладе силикон не выдержит.

Потому делают следующее:

  • берут самодельное резиновое колечко, образуемое из перетягивания канцрезинки ниткой, чтобы получилась петля;
  • лишние сантиметры нитки и канцрезинки режут, потом надевают это колечко на кончик от тюбика суперклея;
  • головка червячка вставляется в колпачок, резинка стягивается уже на тельце и оказывается посреди червя;
  • крючок осталось зацепить за колечко.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий